В информационной войне гибнут народы и поднимаются империи

Автор иллюстраций: Карл-Эрик Тальвет

Помните скандал с восточными деньгами? Или скандал с финансированием церкви? Именно, это одно и то же событие – долго находившееся в поле зрения общественности подозрение в том, что Центристская партия просила деньги у России. Только вот в интерпретации противостоящих сторон.

Одно событие и два очень разных наименования.

Понятие «скандал с восточными деньгами» ясно указывает на российское происхождение, и неважно, идет ли речь о кронах, евро, рублях или долларах, – просьба о деньгах с той стороны Чудского озера для ведения политики в Эстонии всегда является делом рискованным и безответственным. Термин «скандал с восточными деньгами» использовали все оппоненты Центристской партии, чтобы показать, что руководимая тогда еще Сависааром партия не заслуживает доверия.

Центристы же и их сторонники использовали, говоря о том же деле, понятие «церковные деньги», подчеркивая, что если и в самом деле была просьба о какой-то поддержке от России, то только с высокой целью – для возведения храма, и пусть стыдятся те, кто тычет пальцем в благородных строителей церкви.

Или же вы помните историю, как гендиректор Департамента полиции и пограничной охраны Эльмар Вахер приобрел по должностной банковской карточке наушники и походные сапоги? Вахер очень быстро научился вместо слов «наушники» и «походные сапоги», которые указывают скорее на приятный отдых, пользоваться выражением «средства труда».

Оба этих случая – примеры классической информационной войны, для победы в которой надо, во-первых, дать интересующему тебя явлению или событию четкую оценку при помощи сильно заряженного слова, и во-вторых, сделать свою оценку более слышной, чем оценка соперника.

Если информационные войны ведут государства, – а они их ведут, да еще как, – то от того, чье слово будет громче, зависит судьба целых народов.

В первом номере Akаdeemia за 2014 год доктор истории Каарел Пийримяэ писал о том, как в октябре 1944 года пресса Великобритании оказалась наводнена новостями об «освобожденной» Эстонии. Ни в одной из этих новостей, срежиссированных Советским Союзом, не было никаких сомнений в необходимости установления в Эстонии советской власти. О восстановлении независимости и речи не зашло, будто и не было того, что всего несколько лет назад Эстония являлась самостоятельным государством и верным другом британской короны. 17 октября 1944 года в газете The Times даже прозвучала надежда на то, что страны Балтии станут образцовыми республиками Советского Союза.

«Если бы мы рассматривали все это как информационную войну между Эстонией и Советским Союзом, то было бы ясно, что к осени 1944 года Эстония эту войну проиграла. /-/ Можно сказать, что если основное внимание народа Эстонии было сосредоточено на восточном фронте Второй мировой войны, где эстонцы воевали с обеих сторон, то влияние на общественное мнение западных стран представляло собой второй фронт на западе», – отмечает Пийримяэ.

Мысль Советского Союза, который имел силы, чтобы биться за влияние на общественное мнение западных стран, была простой: мы освободили страны Балтии от фашизма, а не оккупировали их снова. Напоминания отдельных дипломатов о том, что происходящее с Эстонией, Латвией и Литвой является очевидной аннексией, остались гласом вопиющего в пустыне.

Сейчас для сохранения самостоятельности и независимости Эстонии важно, чтобы как можно больше людей по всему миру знали Эстонию как независимое государство, а наши партнеры верили нашим дипломатам. Так мы можем надеяться на то, что наш голос будет слышен и нам будет оказана помощь и в том случае, если, например, Кремль организует здесь какие-нибудь провокации (обширное отключение электричества в Таллинне и Ида-Вирумаа, серьезное химическое загрязнение в прибрежных водах, массовый переход границы беженцами, «случайно» заблудившиеся под Выру вагнеровцы – наемники Вагнера, как известно, работают там, где ГРУ заказывает военные действия).

Важно, чтобы верили Эстонии, которая говорит: «Это оккупация», а не противнику, который те же вещи называет беззастенчиво: «Это освобождение».

Серьезное восприятие Эстонии и доверие к ней, т.е. позиции в информационной войне, укрепляют, помимо наших дипломатов и военных, Отть Тянак, Арво Пярт, Анетт Контавейт, Келли Сильдару. А также всемирное знание того, что Эстония – это родина Bolt, Transverwise и Skype, фантастическое э-государство, где правительство и налоговый департамент уже давно переехали в интернет. Мало того, декларирование дохода и даже основание новой фирмы занимает здесь всего несколько минут. А весной 2020 года все ученики и учителя лишь за одни выходные перевели свою учебную деятельность в интернет. Не говоря уже о результатах PISA.

Чем больше людей на планете знает, что мы – маленькая, интересная, честная и свободная страна, тем сложнее врагу сказать о нас что-то плохое.

В информационной войне солдатом является каждый, кто делает новости, читает их и передает. Каждый может следить за тем, какой новости он поможет распространиться, например в интернете. Каждый может напомнить себе и друзьям, что заряженное слово имеет силу ядерного оружия: Крым аннексировали, а не дали ему добровольно присоединиться к России.

Проиграть видео
Share on facebook
Share on twitter
Share on email

Сколько у Папы дивизий?

Автор иллюстраций: Карл-Эрик Тальвет Сборник детских стихов Леэло Тунгал «Vana vahva lasteaed» был издан в 1988 году тиражом в 40 000 экземпляров, и этот в современном понимании гигантский тираж был распродан моментально.

Выигрывает тот, чья история разлетается

Автор иллюстраций: Карл-Эрик Тальвет Кто подчас не удалял или не выбрасывал какую-нибудь фотографию, где он, по его мнению, плохо выглядит. Речь идет не о чем ином, как об информационной операции: об оставлении

Интересная ложь звучит более достоверно, чем скучная правда

Автор иллюстраций: Карл-Эрик Тальвет   «Коронавируса нет, это заговор правительства, чтобы больше контролировать людей и заставлять их носить дурацкие маски!» В такой ли точно формулировке, но с подобным мнением сталкивался в 2020